Город Мечты, 7 кругов бюрократии или Кто не рискует... Сильная история о сильном человеке

15 ноября 2019 в 16:20
Поделиться
Отправить
Класснуть

Рекордсменка, чемпионка мира и мастер спорта по пауэрлифтингу Ольга Ботнарь уже почти как три года назад переехала в Могилёв из Кишинёва, но об этом в городе почти никто и не знает. Мы поговорили с ней и узнали, с какими вызовами она сталкивается каждый день, почему именно Могилёв и как в нём живётся, когда передвигаешься на коляске.

Город мечты

Мечтала переехать в Могилёв Ольга уже давно. В Беларусь она приезжала и на соревнования, и к друзьям. Но из всех городов нашей страны, в которых она побывала, зацепил её именно наш. И связь эта – необъяснимая, магическая.

На протяжении 12 лет 3-4 раза в год я стабильно была в Беларуси. Когда меня впервые отвезли на Звездочёт – я влюбилась. Я не знала, что это, и потом объясняла, что помню какие-то стулья вокруг, «дудочку»... Тогда в темноте я не особо поняла, что вижу, но хотела туда. И когда спустя время я вернулась в Могилёв, моя подруга отвезла меня туда, куда я хотела столько лет. Я как увидела – расплакалась, это было именно то место. Вот и всё. Могилёв и всё. Не знаю, почему.

Пусть для осуществления своей мечты Ольге потребовалось пройти сложный путь, да и бэкграунду нашей героини не позавидуешь, но она не мыслит свою жизнь без спорта, не опускает руки и полна позитива, а также на полном серьёзе говорит о том, что каждый день − это праздник.

«Ты инвалид, как ты можешь этого ребенка воспитать»

Всю жизнь девушка прожила в Молдове, в Кишинёве. Квартиру, доставшуюся от бабушки, делила с братом, употребляющим наркотики, его женой и маленьким ребёнком. Впоследствии наркотики стала употреблять и невестка, а о ребёнке заботилась Оля. Пенсии в 65$ не хватало на оплату коммуналки, долг за которую вырос в половину стоимости квартиры. Сперва за долги забрали холодильник и телевизор.

Однажды, уже с купленным в Беларусь билетом, Ольга угодила в больницу, где получила известие о решении суда конфисковать её квартиру. Заседание прошло без неё, а это обстоятельство, по всей видимости, придало твёрдости в решении о переезде. С братом после переезда Оля больше не общается, но очень скучает по племяннице, которую растила до 3 лет.

Скучаю по малой, очень скучаю... Я хотела взять опеку над ней, но несмотря на то, что в Молдове разрешается людям с инвалидностью усыновлять детей, и она моя родственница, мне не разрешили этого сделать. Сказали, мол, ты инвалид, как ты можешь этого ребенка воспитать, − рассказывает Ольга.
7 кругов бюрократии

Когда Ольга начала оформлять документы для проживания в Беларуси, только медицинское обследование стоило 2,5 неденоминированных миллиона. 50 рублей за паспорт, отпечатки пальцев, туда − 50 рублей, туда – 100, так тысяча хорошая и ушла, − рассказывает спортсменка. А недавно у неё закончился двухгодичный вид на жительство. Пока она его не продлит, у неё по документам нет ни инвалидности, ни, соответственно, пенсии. Чтобы вновь подтвердить инвалидность и продлить вид на жительство, Оле нужно опять пройти медицинское обследование. Но и здесь есть нюансы: анализы для комиссии МРЭКа действительны только три дня. Если комиссия и врач не смогут собраться – придётся всё проходить заново. «Спасибо мужу, что меня кормит и поит, и подруга постоянно подкармливает», − говорит Ольга. В свою очередь, Оля заботится о муже: он тоже с инвалидностью.

... о рекорде и травме

На Чемпионате мира WRPF 2015 в Москве Ольга установила мировой рекорд: она подняла 72,5 кг при собственном весе 43,7.

Я сама удивилась. Потому что на тренировках у меня раз через раз максимум было 70 и то это был праздник. Тренер сказал, что это же не просто какое-то соревнование, а Кубок мира, тем более в Москве, где спортсмены, которых я видела по телеку и хотела увидеть вживую (например, легенда мирового пауэрлифтинга Эдд Коэн. – прим). И это было реально круто. Все эти эмоции, адреналин — вот такой рекорд и получился...

И это при том, что за полчаса до выступления она совершенно нелепо сломала руку. Правда, узнала об этом она лишь спустя несколько дней.

Мне идти выступать, а я туалет ищу... Он был на втором этаже. Нашла каких-то спортсменов, чтоб меня подняли, а коляска не влезает. Мальчики нашли табуретку и пересадили меня на неё. Я попросила их закрыть дверь и подождать меня. На вид табуретка была нормальная, но когда я пересела с унитаза на табуретку чтобы одеться – она просто рухнула, развалилась подо мной, − и так за раз у Оли случилось три перелома и трещина. – А я на всех этих эмоциях и не заметила. Ну, болит рука... Упала и упала. Встала, стучу ребятам, чтоб помогли мне. А на выступлении смотрю – первая попытка тяжко идёт, и боль. Я как-то тогда даже не подумала, что это из-за того, что упала. Тренер тоже удивился, ведь вес был пустяковый. Вторая попытка – ещё тяжелее. И только на третий раз меня почему-то «попёрло» и я взяла 72 килограмма. Через час у меня конкретно опухла рука. И только потом до меня дошло, что я в туалете упала... Домой я приехала только через 4 дня. Врач сделал снимок и схватился за голову, кроме всего там был ещё и надрыв сухожилия. По сегодняшний день чувствую смену погоды.
Кто не рискует...

Из-за занятий спортом и постоянных тренировок у Оли износился сустав в руке, появилась киста, а межсуставная жидкость не выделяется. Хоть сегодня же она может пойти на операцию и поменять сустав, но не рискует:

У меня есть знакомые колясочники, которые делали такую операцию. Они говорят, будешь два года потом мучиться, пока приживётся сустав, а это адская боль. Тем более некому за мной ухаживать. А кому? – задается вопросом Ольга и тут же сама на него отвечает, – муж – тоже в коляске, я за ним ухаживаю. А физически одной рукой я не смогу себя обслуживать. Мне и сейчас очень больно, даже когда просто еду по прямой. Но терплю, два раза в год прохожу реабилитацию, уколы там всякие, обезболивающие, антибиотики.

Из-за спорта и травмы Ольге пришлось отказаться и от паралимпийских игр, и от тренировок. Но полностью забыть про спорт не удается, хоть это очень рискованно:

Я смирилась, но всё равно очень тянет. В этом году я подняла 60 килограмм, хоть не тренируюсь вообще. Для меня это очень много. Я легла, подняла, и ушла. А в любой момент мой сустав может поломаться. Но я всегда рискую, не могу я без спорта жить. Мне в любой момент могут сказать: «Оля, поедешь на соревнования?», − и я поеду. Гонки, тяжёлая атлетика, армрестлинг и настольный теннис – это именно моё. То, чем я с детства занимаюсь.

Не смогла удержаться Ольга и от Могилёвского Мебелайн Марафона. Хоть до этого она несколько месяцев провела в больнице с ожогами (нелепая случайность), буквально сразу после выписки она промчала 4 километра по холодному октябрьскому Могилёву.

Для меня не проблема преодолеть такую дистанцию, я с детства очень выносливая. И по 40 километров в день делала, и по 60, поэтому 4 километра – это пустяк. Но я сильно переживала, что рука отключится. В моменты, когда у меня сильные боли – она тупо отключается и болтается. И так минуты три просто неживая, а потом очень болит. И вот все 4 километра я молилась, чтобы рука доехала до финиша. И выдержала. Хотя ехала, конечно, медленно... Сил не было толком после больницы.

В беседе с Ольгой чувствуется её сила духа, даже сложно представить, чтобы у неё не было сил. Она находит их в себе не только на уход за мужем, но и на помощь окружающим. Когда подруга Оли была в больнице, она присматривала ещё и за её мамой после инсульта.

...о могилёвских реалиях

Мне хочется быть полезной обществу. В Кишинёве я всегда была волонтёром, постоянно какие-то проекты… Почти каждый день в движении. А тут я приехала – и как-то дико. Никуда не иду, ничего не делаю. Хочется активности.

Когда Ольга ещё ездила на тренировки, ей минимум три раза в неделю приходилось сталкиваться с могилёвскими реалиями безбарьерной среды.

Ходячий человек не замечает всех трудностей: встал и пошёл. А у нас или какой-то склон, или бордюр, или тот же транспорт... Сидишь и думаешь, как бы выстроить себе маршрут, чтобы транспорта побольше было, поменьше длинных автобусов? Тяжко в этом плане, надоедает, − делится переживаниями Оля. − Касательно этого, в Кишинёве было проще. Там в основном все троллейбусы – наши, белорусские, с пандусом. И меня когда видели – водитель останавливался и всегда сам вытаскивал пандус. Мне даже не нужно было ему сигналить или говорить. Просто водитель видел меня и сразу спускал. Было проще. В любой конец Кишинёва – на троллейбус села, и поехала. А тут когда приехала, для меня очень дико было сидеть часами на остановке. Это ладно, когда тепло... А когда мороз –21, а я на тренировку? Полтора часа сидеть на остановке – не ух ты. У меня реально «депрессняк» был. Хочу куда-то поехать – и не могу. Потому что у меня полдня занимает только транспорт: ждать, какие-то там пересадки, подземки... Думаю, как вы тут ходите? А вот, так и ходим. Вот и выбираю маршрут такой, чтобы как-то обойти эти подземки.

Чтобы опустили пандус в Могилёве или помогли забраться в низкопольный автобус, водителя нужно просить самому:

Сейчас я уже осмелела и прошу сама. Есть такие, которые открывают дверь и спрашивают, что мне нужно. А есть и такие, которые говорят «хорошо», резко закрывают двери и уезжают. У меня были такие случае. Но я же продвинутый человек, запоминаю номер и звоню куда нужно. Мол, в такое время, такой автобус просто закрыл двери и уехал. Так ведь не делается... Все же мы люди, нужно относиться с пониманием, тем более, если это входит в обязанности водителя.

Оля отмечает и положительные моменты в белорусской транспортной среде:

Есть специальная служба, которая помогает людям с инвалидностью попасть в поезд. Люди постоянно удивляются тому, как я езжу одна, в коляске, да ещё и в поезде, тем более, неприспособленном. Когда покупаю билет, я звоню дежурному и говорю, что в такое-то время я еду туда-то на таком-то поезде и мне нужна помощь. И по прибытии тоже. Всё, проблем нет. Поезд подъезжает, и меня снимут/поднимут. Ещё появился специальный вагончик для нас. Конечно, цены там как для купе, но он полностью адаптирован для колясочников. Его нужно заказывать за месяц или за полмесяца, чтобы его прицепили к составу. Мне понравилось. Хоть и дорого, но зато с удобствами.

Несмотря на все сложности на пути, Ольга не сломалась. В Могилёве она не настолько пассивна, как рассказывала о себе. Её усилиями люди с инвалидностью отстояли Княжицкую больницу, в которой проходят реабилитацию.

Её недавно хотели закрыть, но это единственное такое место для нас в Могилёвской области. Мы с колясочниками договорились, что напишем письмо в Министерство здравоохранения. Все такие «Да, да, пишем!», − заинтересованные были − просто катастрофа. Написали, я отправила от лица всех. И знаете, что меня больше всего убило? Когда они приехали − ни одного инвалида… Была только я. То есть мы все, 30 человек, коллективно написали, а как пришло дело − все в кусты. Тем более − ехать никуда не надо, мы все живём в одном доме. Комиссия сказала, что приедет к нам сама, только скажите время. И в итоге ни один не согласился. Обидно, вроде хотели для себя это делать, а все попрятались. И звонят мне потом такие: ну что, мы выиграли дело? Я и говорю, что не вы − а я. Написала, встретилась и договаривалась. А вы в это время где были? Я вам звонила, собирала, это же не в другой город ехать, а спуститься с этажа на этаж...

Кроме спорта и активизма Оля ещё и рукодельничает: в Молдове она даже подрабатывала продажей изделий из бисера. А ещё наша героиня большой фанат природы и походов. Такой активности в этом плане можно даже позавидовать, ведь даже на ногах всё постоянно не находишь времени просто выбраться за город.

Мечта жить в Могилёве у Ольги осуществилась, поэтому теперь она мечтает о частном домике и небольшом участке. В этом году из-за больниц она пропустила сезон заготовки травяного чая и варенья, что заставило её сильно переживать. Но Оля не унывает, и вопреки всему не опускает рук, идя по жизни с улыбкой.

Вероника Калакустова для vMogileve.by

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.