«Если что-то там есть, то помоги мне. Походу я умираю»: это не про театр, это про жизнь

30 июня 2020 в 16:00
Поделиться
Отправить
Класснуть
Мало-помалу скандалы становились все больше, а удары — все сильнее и страшнее...

Это не цитата из очередного телевизионного ток-шоу. Здесь не будет правых и виноватых, злодеев и жертв. Это просто реальность. Для кого-то далекая и, к счастью, не известная, а для кого-то самая настоящая. Реальность, которую нельзя окрасить в черный или белый, в ней есть все оттенки, есть боль, есть счастье и есть выход.

Через эту реальность без правых и виноватых, но с большой болью всех героев, прошла основательница клуба «Женский Дом», мама 3 детей, любящая и любимая жена, улыбчивая и эффектная Кристина Гладченко.

Начну с того, что я очень люблю своих папу и маму, чтобы не происходило в прошлом, я их уважаю. Но к этому нужно было прийти.


Терпи-молчи-закрой рот


У отца горячая кровь, мама — женщина волевая, она всегда умела ответить. Они были красивой парой. Семья казалось идеальной. Сначала так и было. Помню, как папа дарил маме цветы. Так же хорошо, как и их скандалы и драки. В 8 лет я молилась, чтобы они не поубивали друг друга.

У родителей были свои внутренние вопросы. Оба темпераментные, уверенные в своей правоте, они не признавали проблемы. Мало-помалу скандалы становились все больше, а удары — все сильнее и страшнее.

А потом в этой истории появился и алкоголь. Поначалу родители выпивали, как и все: на праздники в компаниях. Таких праздников становилось все больше, и каждый заканчивался слезами и скандалами. Да и компании росли. Приходили мужчины, делали мне сальные намеки, улыбались, а родители этого не замечали.

Сначала мама рассказывала, откуда синяки, но потом стала находить оправдания: «Упала, ударилась».

Ну а себя я чувствовала ненужной. Конечно, в такие моменты взрослые не думают о переживаниях ребенка. Да и люди вокруг сочувствия не проявляли. Мы жили в очень маленьком доме на Гагарина (всего на 8 семей). Почти как одна семья. Но на мамины крики и просьбы о помощи, соседи не реагировали. Терпи-молчи-закрой рот. Это меня поражало. Ты нуждаешься в помощи, а всем вокруг плевать… Не представляю, что она пережила. Так распадалась наша семья. В 16 лет я взмолилась, чтобы они развелись. Я больше не могла этого видеть.

Люди плевали под ноги, осуждали. Страшно было голову поднять

Еще раз повторюсь, я очень люблю родителей. Они прекрасные люди, просто их поступки не всегда были правильными.

Когда они все-таки развелись, меня потеряли из виду. Зато меня подхватила улица. Алкоголь, хамство, шумные компании… Да и выросла я в семье, где насилие и любовь постоянно сменяют друг друга. Как итог, я рано забеременела. В этот момент моя жизнь снова рухнула. Отец ребенка от меня отказался, отправил на аборт, а я не смогла этого сделать (боялась, что не смогу иметь детей). Да и врач в женской консультации поддержала. Ну а остальной мир отвернулся. Я стала неугодной. Это был ужас. Я думала, что мой взрывной папа просто убьет меня.

К тому моменту я не могла находиться с мамой на одной территории, мы все время скандалили

Беременная я мыла полы в детской поликлинике. Туда меня устроила мама, чтобы я получала пособия. Ну, и не забыла сказать: «Я же говорила, что ты будешь уборщицей». Я думала: «Неужели это все?». Люди плевали под ноги, осуждали. Страшно было голову поднять. Меня поддержала сестра-хозяйка. Сказала, что все будет хорошо, все получится.

Родила. А потом новый удар — изнасилование. Было очень страшно об этом говорить (сама же виновата, так считают), и я молчала. Боялась, что кто-то узнает, опять назовет проституткой. Да и в семье не было доверительных отношений, чтобы говорить об этом. К тому моменту я не могла находиться с мамой на одной территории, мы все время скандалили.

Боялась, что кто-то узнает, опять назовет проституткой

Сейчас понимаю, что все беды притягивала, как магнит. Я была наивным ребенком, мне хотелось любви и покоя. А получалось, что получалось. Как следствие я стала жестокой, грубой. Ведь мир вокруг плохой, и я такой буду.

Молодая девушка с маленьким ребенком на руках... А вокруг кипела жизнь… Я начала срываться, кричать. Понимала, что мне плохо, нужна помощь, но не знала куда обратиться. Да и не верила. Ну и, конечно, боялась: а вдруг ребенка заберут, вдруг лишат прав. Поэтому молчала. В итоге начала гнить внутри. Я не чувствовала чужих прикосновений, могла улыбаться маме, папе, подругам, но внутри всех ненавидела. Считала, что мои трагедии – их вина.

По итогу я сбежала практически сразу после ЗАГСа

Вообще я была яркой, целеустремленной девушкой, но ничего не получалось. Конечно, внутри-то было плохо. Поэтому я стала выпивать. Вроде бы и немного, только на дискотеках. Да и напитки дорогие. Только вот дискотеки случались практически через день. Меня знали во всех клубах. Такая звезда компании. На моих праздниках было по 40-50 человек. Потом поняла, что просто покупала дружбу и любовь людей. А как отказалась от вредных привычек, исчезли и эти люди.

Потом я вышла замуж за нелюбимого человека. Прекрасный парень, но он не мог мне помочь. На мое замужество очень повлияло общественное мнение (ведь пора). Уже на свадьбе я знала, что не хочу быть с этим человеком. Это увидел только мамин супруг. Он постоянно спрашивал: «Может, ты не хочешь эту свадьбу?». Мама отвечала, что уже все готово, как это я могу не хотеть?

Меня разрывало. Жених не понимал, что со мной происходит. Как-то я вернулась с работы и застала своего мужа, мило болтающего и попивающего пиво с моей подругой. Что-то щелкнуло. Я вспомнила сцену из детства: моя мама пришла с работы, а папа выпивает с ее подружками. Внутри что-то оборвалось. Будто увидела, чем могу закончить. Я сбежала практически сразу после ЗАГСа.

Я впервые встретилась с такой покрывающей и всепрощающей любовью

Уже тогда я была знакома с нынешним супругом. Он покорил меня своей ангельской чистотой. Я впервые встретилась с такой покрывающей и всепрощающей любовью. Он принимал меня такой сумасшедшей, какой я была, спасал меня. Чистый и наивный… Только я-то была не такой. И мир вокруг продолжал рушиться. У меня был бизнес, с которым я не справилась (не хватило знаний и сил). А после рождения 3 ребенка я и вовсе впала в очень глубокую депрессию. У меня начались панические атаки по ночам, было ощущение, что я умираю. Часто болела, попадала в больницы. У мужа были критические ситуации в бизнесе. Постоянно болели дети. Я так много кричала дома, что у меня часто болела голова. Ну и продолжала гулять: алкоголь и шумные тусовки, казалось, облегчали мое состояние. Но реальность-то от этого не менялась.

Орала в ванной так, что муж хотел вызвать психиатрическую бригаду

Я стала пробовать разные модные течения. Медитацию, например. Искала способы себе помочь: 2 часа в медитации, а потом опять крики. Общалась и с психологом. Однажды попала на тренинг, где вскрыли мою травму. Я была беременна 3 ребенком. Пришла домой и орала в ванной так, что муж хотел вызвать психиатрическую бригаду. Меня колотило, будто вернулась в прошлое.

Травму-то вскрыли, но не закрыли. С этим я и осталась. Да и у психолога понимания не нашла. Я не могла понять, почему меня раздражают мои дети, не могла справиться с ними. Теперь знаю: не надо стараться выдать идеальное материнство. Нужно искать причину непринятия. От услуг психолога я отказалась. А мои метания длились до момента перещелкивания.


Оказалось, мне нужно не только прощать, но и просить прощение

Я пыталась что-то делать сама: читала книжки, ходила на разные курсы. Как ни странно, очень помог сетевой маркетинг, он как-то промывает мозги (ну, конечно, в свою сторону). Меня выкинуло из моей боли во что-то другое. И это дало эффект. Даже подруги заметили, стали задавать вопросы, я делилась тем, что знала.

И в веды кидалась, и в восточную культуру

Мне нравилось такое общение с женщинами. Меня это захватывало. Помогая им, я как бы помогала себе. Но тут есть интересный момент: ты человеку помог, ему стало лучше. Потом домой приходишь, и плохо тебе. Такой раненый целитель.

Вообще, где я только не была. И в веды кидалась, и в восточную культуру. Даже состояла в женском крыле партии. Там я обучалась лидерству. Это был полезный опыт. Но, попадая в такие течения, люди пытаются решить что-то внутри. Так можно сделать только хуже и начать врать себе.

Увидела, что моя семья рушится, еще чуть-чуть, и я уйду

И вот, однажды ночью я пришла домой после очередной дискотеки и увидела в зеркале какое-то безобразие. Будто это не я. Меня это очень напугало. Я поняла, что дошла до какой-то крайности. Увидела, что моя семья рушится, еще чуть-чуть, и я уйду. Я посмотрела в ночное небо и взмолилась: «Если что-то там есть, то помоги мне. Походу я умираю».

А в день, когда мне исполнилось 30, мне эту помощь предложили. Но я гордо отказалась. Год спустя эта девушка позвонила еще раз и дала мне телефон мужчины, который занимался тем, что помогал людям в разных жизненных обстоятельствах. На тот момент мне было совсем плохо, и я позвонила ему. Так в моей жизни начался период восстановления. Встречи и беседы приносили облегчение. Я много плакала поначалу. Он меня слушал, давал ответы и объяснял, почему со мной такое происходило.

Я стала просить прощения у людей, которых бросала или предавала

Я увидела, кто я есть и к чему привели мои решения. Оказалось, мне нужно не только прощать, но и просить прощение. Я увидела, как много боли причинила людям. Ты живешь и думаешь, что имеешь право на то, что ты творишь. Только потому, что ищешь счастья. И в такие моменты становится плевать на людей вокруг нас. Но человек — это личность, а не животное или быдло. А значит, человек должен думать не только о себе, но и о тех, кто рядом. Я стала просить прощения у людей, которых бросала или предавала.

Моя старшая дочь тоже много хлебнула: я сильно ее обидела и принесла много боли. Просила прощения и у нее. Как-то она мне рассказала, что в гостях ее бил мальчик, а я отвечала: «Разбирайся сама». Так когда-то было и у меня. А потом он разбил ей нос, и в тот раз она сказала, что сделала это сама. У меня внутри все рухнуло… А ведь так могло быть и в ее семейной жизни. Сейчас, к счастью, все иначе. Мы искренне общаемся с детьми, учим их правильно выражать эмоции (без вреда окружающим), говорить о себе и своих чувствах, понимать и принимать жизнь, прививаем им правильные ценности.

Ты живешь и думаешь, что имеешь право на то, что ты творишь только потому, что ищешь счастья

Тогда же я обратила внимание на свои отношения с мужем. Поняла, что хочу сохранить свой брак. Мой муж очень мирный человек. Но я всегда говорила ему: «Только тронь меня». А у него и в мыслях не было. Просто внутри я всегда оставалась с кулаками… Еще мы поняли, что совершенно не знаем друг друга, хотя прожили вместе 10 лет. И во многих семьях так. Конечно, мы проработали эти вопросы, отношения стали крепче. Как итог, у мужа стал расти доход, дети перестали болеть. А мои грубость и неотесанность сменились лаской и нежностью.

В этот же период у нас появилась собака. Мы забрали ее из семьи, в которой ее били. Теперь она моя помощница: жалеет и поддерживает женщин, которые ко мне приходят. Но тогда она залезла под кровать и никого к себе не подпускала, кусалась и гавкала. Такое загнанное было животное. Я плакала, лежала на полу с куском колбасы, даже пробовала проявить жестокость. В результате стало еще хуже. Мне понадобилось много терпения. Но я поняла причину ее поведения: стала говорить ей, что люблю, что мы ей рады. Так и с людьми бывает: к нам пытаются подойти с любовью, мы, побитые, скалимся, видим подтекст, угрозу. Я многому научилась на этой собаке.

Пока жила в боли и страхах, ничего хорошего из детства вспомнить не могла

Все это время я продолжала учиться, посещала школы, курсы. Работала с собой. Прошла Высшую школу управления в Минске, поработала в социальной сфере, побывала в разных общественных организациях. Съездила в реабилитационный центр в Польше. Там я поняла, как алкоголь разрушает человека и почему люди пьют. Целую неделю я общалась со специалистами и людьми, которые проходили реабилитацию. После я осознала, как моя мама нуждается в любви и принятии. Мое отношение к ней изменилось, я стала мягче, спокойнее. Сейчас мы можем общаться, наши отношения меняются в лучшую сторону. Работа над собой помогла мне простить и отца. Это было не просто. Внутри было много злости на него. Я его больше боялась, нежели любила.

Пока жила в боли и страхах, ничего хорошего из детства вспомнить не могла. Весь фокус был на негативе. Сейчас могу рассказать много хорошего из детства, и мне есть за что быть благодарной родителям. Раньше я не хотела быть как мама и папа, а сейчас во многих вещах восхищаюсь ими и беру пример.

Работа над собой помогла мне простить и отца

Ну и, конечно, перемены положительно сказались на моем здоровье. С душой разрушалось и тело. Но после восстановления мои диагнозы стали пропадать. Вот если бы врачи работали в тандеме с теми, кто лечит душевные травмы, выздоровление наступало бы быстрее.

Вообще, в этом процессе я уже 5 лет. Но сейчас у меня 2 роли: я — и ученик, и учитель.

Все приходит вовремя, а до некоторых идей нужно дорасти


Работа с женщинами началась с трагедии для меня. Моя подруга, моя вторая половинка (даже родились в один день) заболела раком. Мы были очень близки, всегда поддерживали друг друга. Это был удар… Я стала искать ответы, хотела понять, почему это происходит. Копала психологию, духовную литературу. В попытках помочь, я стала попробовать проводить тренинги. Весь путь до последнего вздоха я прошла с ней. Видела все эти процессы… Было сложно принять это, но я ее отпустила. Она ушла спокойно… Теперь мне есть что сказать, людям, которые приходят с такими же вопросами.

А женщин вокруг становилось все больше. Я стала проводить встречи, писать тренинги, делиться инструментами по личностному росту. Вообще, мечта о женском проекте родилась еще в то время, когда я вела совершенно другой образ жизни. Хорошо, что я ее не реализовала тогда. Груз ответственности меня раздавил бы. Все приходит вовремя, а до некоторых идей нужно дорасти.

Мы были очень близки, всегда поддерживали друг друга. Это был удар…

Проект я начинала еще с тремя девушками, которые тоже хотели помогать людям. Но в ночь перед открытием «Женского Дома» я все еще не знала, зачем мне это, в чем моя личная мотивация. Делать ради того, чтобы делать, мне было неинтересно.

На тот момент моей старшей дочери было 14 лет. Тогда Полина рассказала моему мужу, как мыслят девочки сегодня: нужно пораньше лишиться девственности (это модно). Если что, можно пойти на панель (вдруг не получится с профессией) и т.д. И это говорят наши дети! Тогда я поняла, для чего открываю «Женский дом». В первую очередь ради моих дочерей и других девчонок, которые не знают, где искать ответы и поддержку. Я хочу показать, как много в жизни возможностей, даже если что-то пошло не так.

Когда начались жестокость и насилие, творение уподобилось твари

В рамках «Женского Дома» проходит много проектов. И для подростков и для взрослых. Мы говорим на разные темы от наркотиков и насилия до стартапов и первых шагов в бизнесе, стараемся приглашать экспертов из самых разных областей.

К нам часто обращаются женщины в депрессии, после операций и лечения, пережившие потери и насилие. Приходят и те, кому просто нужно здоровое женское общество, кто хочет начать свое дело. Мы поддерживаем. В этом нам помогают государственные учреждения и бизнесы.

Мне подумалось, что эти прекрасные создания рождены летать, а они ползают.

Параллельно я веду свое направление — онлайн-курсы. А в прошлом году я провела первую женскую конференцию в Могилеве «Рожденная летать». Это идея появилась после одного форума в Минске, ко мне стали подходить женщины, такие красивые, статные. Они рассказывали о насилии в их жизни, о том, что с ними происходит. Мне подумалось, что эти прекрасные создания рождены летать, а они ползают. Я вообще очень верю в величие человека, мы уникальны и имеем огромный потенциал. Но когда начались жестокость и насилие, творение уподобилось твари.

Много семей, в которых мужчины истязают жен потому, что сами это пережили и не смогли справиться

Я понимаю, что эту проблему с наскока не решить. Запреты, наказания не дадут результата. Насилие — это что-то гораздо большее, чем просто удары. Каждая ситуация индивидуальна, в таких историях много боли (и с одной, и со второй стороны). Много семей, в которых мужчины истязают жен потому, что сами это пережили и не смогли справиться. Поэтому тут нужна очень тонкая работа.

Для этого травмированному человеку очень важно найти того, кому он сможет довериться. И я бы советовала искать не гуру из Интернета, а людей, которые справились с этим. Самое главное — в наставнике должна быть любовь. Наставник поставит человека на рельсы, объяснит, как стоять, а потом будет поддерживать. Нельзя подсаживать людей на вечные тренинги и курсы. Уже после одного занятия должен запуститься процесс перемен.

Но не все этого хотят. Одни все знают сами, уходят, а через год возвращаются, и все начинается заново. Так одна девушка приходит ко мне 4 года. В других историях подсознание настолько закостенело в обидах и горе, что просто не пускает. Есть и те, кто не хочет пересматривать свою жизнь. И этого достаточно. Ну а те, кто примирились с тем, что им нужна помощь, меняют свою жизнь в лучшую сторону.

Если вам нужна помощь:

Ксения Труш для vMogileve.by
Фото: Юлия Костенко, Ксения Труш

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.