Даб спальных окраин: Казимировка

14 февраля 2021 в 15:57
Поделиться
Отправить
Класснуть

Описать Казимировку коротко — значит оставить в себе еще миллион полярных эмоций, которые будут приводить Казимировку к тебе во снах и воспоминаниях. Это то, что сможет стать кошмаром, а следующей ночью предстать прекрасным эротическим сном. Казимировка.

Чтобы не отказать себе в объективности и разнообразии, я взял с собой попутчика. Это Коля — мой друг, КВНщик, будущий выпускник Политехнического колледжа, лучший в мире маркетолог. Николай живет в/на Казимировке уже 18 лет. Договорились о встрече и экскурсии.

Еду заранее, выхожу на остановку раньше. Автобус отъезжает, мне открывается огромное поле, на котором ютится Казимировский экспериментальный завод. Что здесь делают — огромная загадка для меня, но выглядит это так, будто именно здесь создают вакцину от всех болезней.

Первое, что радует глаз сразу после преодоления небольшой березовой рощи — расписанные под патриотичную хохлому двухэтажные дома. Как только входишь в Казимировку, видишь местный КПП — «Ломбард. Деньги в долг». Прямо в том самом расписном доме. Ну что ж. Начало положено. Захожу во двор. Сзади дома выглядят уже не так одухотворенно — просто серый кирпич. Не знаю даже, что лучше. А вот сам дворик вызывает особые эмоции. Этот двор — гимн разбитых коленок. Всё забудется, всё останется позади, но ты никогда не забудешь, как впервые упал и отодрал от колена кусочек себя.

Сквозь двор выхожу к «Казимировской троице»: «Соседи», «Мяснов» и «Белсоюзпечать». Это местный центр притяжения. Люди собираются, не договариваясь. Все куда-то шли: кто за мясом, а кто в церковь, которая, кстати, тоже на этом «Арбате» расположена. И вот много человеческих кучек уже ведут светские (и не очень) беседы категории «за жизнь». Скопления людей выглядят выгодно на фоне общей казимировской пустоты.

Вид за «Соседями»: курящие продавщицы, поле, частный секторок и пятиэтажки. Становится жутковатенько. Ничего не попишешь, Казимировка.

Встречаюсь со своим «проводником» возле местного общежития, которое до боли напоминает чернобыльскую зону отчуждения. Прямо всю и сразу, такой вот собирательный образ. Коля сразу начинает мне рассказывать про общагу:

Место достаточно интересное, если знать нужных людей.

Я узнаю, что это своеобразный сборный пункт местных гражданских патрулей. Молодые ребята собираются огромными кучами возле общаги и ходят по заранее утвержденному маршруту, контролируя порядок в районе. Ребята несут ответственность за тушение окурков о подошву и доставку социально опасных элементов прямиком на «лысую хату», дабы продолжить излучать социальную опасность, но уже всем вместе. Такая вот «Общага-на-Крови» Алексея Иванова. Советую, кстати.

Проходим вдоль дороги дальше. Кстати, Казимировка выросла прямо на самой главной дороге в нашем городе. Я не знаю, почему, но именно Минское шоссе чаще всех остальных транспортных артерий подвергается всяким ремонтам и реставрациям. Странные дела…

На нашем пути магазин «Лагуна» — бывший универмаг «Транзит». Возле него прекрасно понимаешь, что истинная казимировская природа вещей — пустота. Здесь очень мало людей, очень мало машин, вокруг тебя только заборы и стены. Далее — рынок. Это прекрасно.

Место, где есть все, но нет никого, — объясняет Николай.

Никогда бы не подумал, что в них столько романтики: бабушки, отворачивающиеся от тебя при виде камеры, магазины электроники, которые опережают развитие мировых технологий на миллионы световых лет, и надпись «коробки не трогать» маркером. Оазис жизни: две-три женщины ищут непонятно чего, продавцов не видно, а мужички по одному, но четко, след в след, друг за другом двигаются в местную пивнуху. Да, она прямо на рынке.

Тут вспомнилось: одна моя знакомая посчитала количество солнечных дней в год в Могилеве и пришла к выводу, что их меньше, чем солнечных дней в Мурманске, где, между прочим, несколько месяцев в году полярная ночь. Вот так.

То ли от отсутствия солнца, то ли от отсутствия улыбок мне показалось, что дальше по нашему пути краски вообще смылись. Можно было бы вечно расстраиваться серым пятиэтажкам, если бы не школа, на которую мы вышли прямо из-за очередного пятиэтажного барака.

Вот тут в углу была дырка в заборе. Сколько себя помню в этой школе, столько в неё все лазили курить. Однажды вечером трудовик заварил её большим металлическим листом, — Колина история не заставила себя долго ждать.

Коля рассказал, что вечером металлический лист уже лежал на земле с явными признаками повреждения от удара ногой. Тяга к знаниям — страшная сила.

Возле школы огромное поле. Кажется, что здесь когда-то дрались молодые люди: стенка на стенку, один на один, стенка на одного. Да, дерзкие, молодые, злые и перспективные — настоящие панки. Вот такие вот ощущения, поле будто создано для тренировок по рукопашным боям. Как раз для этого на поле находится и спортивная площадка: турники, брусья и разные другие приспособления для разностороннего развития личности.

Обходим школу — выглядит обычно. Узнаю от своего спутника, что крыльцо с дверью без ручки с этой стороны школы называется «Иваныч»: здесь раньше собирались «старые», просто вели светские беседы. Почему «Иваныч»? Все просто: эта дверь без ручки ведет в кабинет трудовика, имя которого давно уже никто и не помнит, просто «Иваныч». Коля отметил, что разговоры не клеятся без пакетика куриных экскрементов. Что же, странная особенность…

Следующая достопримечательность, которую показывает мне Николай, — магазин «Казимировский». Да, продавщицы во всех «казимировских» магазинах курят прямо на крыльце. Ты хочешь зайти, а они бормочут:

Молодой человек, подождите, не видите, мы курим?

Не замечая времени, проведенного в этом прекрасном месте, доходим до дома, где живет Коля. Решаем зайти погреться. Пьем чай, обсуждаем перспективы «Казимировского» маркетинга: печать на мусорных баках и «лежачие» билборды. Приходим к выводу, что нужно что-то поесть. Есть у Коли дома, естественно, нечего. Решаем, что нам срочно нужна шаурма с казимировской «Папа Пицца», которая находится прямо на моем любимом рынке. Ждали шаурму мы 20 минут. Отдали её нам совершенно холодной. Что ж, первое впечатление: восторг от новых технологий — холодная шаурма! В общем, ничего интересного, лично я не советую это есть. Но в этом есть свой шарм. Холодная шаурма и снег в Казимировке — вот он звериный оскал бытия.

Драки у нас бывают, бывает, убивают кого-то. Ну это везде, наверное, так. Не могу сказать, что на/в Казимировке страшно, здесь просто нужно знать нужных людей, — собеседник, не умолкая, рассказывает мне про казимировские ужасы и страхи.

А я что? А мне здесь нравится. В конце концов, это не так плохо, как кажется сразу. Здесь достаточно много можно гулять, здесь, наверное, можно куда-то сходить (я просто не нашел), здесь явно всегда есть с кем поговорить, особенно возле магазина «Плюс».

Прогуливаясь по району дальше, слушаю рассказы о массовых драках, убийствах и суицидах. Влюбляюсь. Влюбляюсь в Казимировку по-детски, влюбляюсь в эти тропинки как впервые в жизни. Здесь все очень уютное: все деревья, все магазины, дворы. Видим картину: мальчик провел девочку до дома и уже полчаса они обнимаются под подъездной дверью. Почему они не расстаются? Завтра же снова встретятся в школе! Не все так просто, как может показаться с первого взгляда. Мальчику хочется быть с девочкой прямо сейчас, а не завтра. Так, наверное, и с Родиной. Наверное, это Она: серые панельные хрущевки, величественные сталинки и курящие на крыльце магазина продавщицы. А я её люблю. Люблю такую несуразную, неуклюжую и чумазую. А вообще пора ехать домой!

«Если грызет изнутри одиночество,
Если проснулся без «имени-отчества»,
Знай, любая зима однажды закончится»
Толя Царёв

Валентин Сорокин для vMogileve.by

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.