Атриум без малолеток и бабушки с яйцами: пасхальный дневник атеиста

19 апреля 2020 в 15:30
Поделиться
Отправить
Класснуть

Пока родственники сидели на телефонах и всюду раздавалось «Христос Воскрес», я собрал в кулак всю свою веру и пошел околачивать пороги церквей. Веры у меня было не так много, но интереса к толпе, куличам и эпидемии было достаточно.

Людей на улицах практически не было, и первые пять минут я был в шоке. Вы когда-нибудь видели Атриум без малолеток? Вы когда-нибудь видели пустые фуд-корты?

Я заглянул в церковь на Первомайской. Обычно бабушки здесь рьяно толкаются у входа с яйцами и куличами, но сейчас их почти не было. На территории церкви стояли столы, и люди занимали их через один. Я удивился и пошел мешать обрядам освящения.

Здравствуйте, а вы не боитесь эпидемии?
Христос Воскрес! Боюсь, а как же? Но без праздника Пасхи нельзя, — отвечает бабуля.
А вы знаете, что можно освятить снедь в домашних условиях?
Нет, это совсем не то.
Как не то? Есть ведь специальные инструкции.
Вот так не то.
А Митрополит Павел ведь говорил, что лучше остаться дома. Он даже не говорил, а просил. А его вы почему не послушались?
А ты сам чего шастаешь?
Это моя работа.

Бабуля громка цокнула и начала сворачиваться, а я ушел к следующему месту.

Когда пришел к Костелу св. Станислава, оттуда выходила женщина. Она ругалась на приставающих к ней голубей. Следующий мужчина сплюнул, как только сошел с порога. На стенде у входа висел забавный плакат: Иисус в окружении медиков.

Я зашел внутрь, облил руки антисептиком и кивком поздоровался с настоятелем и участниками хора. Как ни странно, фотоаппарат никого не удивил. Обычно люди бросаются в панику, а здесь всем было фиолетово. Все они продолжали разговаривать и оказались очень приятными людьми. Из гостей были только женщина и бабуля, которая устроилась на последних рядах.

Почти никто не приходит. Ну и правильно, пусть бабушки дома сидят, — сказал настоятель.
Лучше помолиться дома, — поддержала женщина, которая оказалась врачом.
Самому бы здоровье проверить.
Приходите к нам в поликлинику завтра в 10, запишите мой номер.

Мне жутко не хотелось портить это место своей атеистической аурой. Мне здесь понравилось. Я ушел.

У остановки возле драмтеатра бегала кучка парней в белых рубахах. У каждого в руках была своя стопка газет, которые они раздавали бабулям и дедулям, добавляя «Христос Воскрес».

А можно мне газетку?
Конечно, с праздником!
А зачем вы их раздаете?
А мы ходим в евангельскую баптистскую церковь!
Это та, которая под мостом на Лазаренко?
Ага! — отвечает один из них.
Нет, это та, которая рядом с роддомом возле Подниколья,— отвечает другой.
Да, точно…
Ну ладно, спасибо, хорошего вам дня.
Приходи сегодня вечером, будет классно! — кричат они мне в спину.

Парни запутались в собственной церкви. Но, надеюсь, им заплатят за их труд. Хоть и просвещают они не очень.

Возле Родины я встретил еще одного раздавальщика. В силу возраста мужчина выглядел пропагандистом более опытным. Я стал рядом, залип в телефон и ждал, пока он ко мне подойдет.
Молодой человек, возьмите газетку!

Давайте. А вы откуда?
Мы из евангельской баптистской церкви!
Это та, что возле драмтеатра?
Нет, это возле Подниколья.
А мне ваши парни дали такую же газету и сказали, что это возле драмтеатра.
Быть не может. Наверное, кто-то взял у нас газеты и теперь зовет в свою церковь.
Ладно, спасибо, а когда можно к вам прийти?
Приходите вечером в 18:00 на богослужение.

Потом я встретил еще одно баптистского засланца и спросил у него разрешения на фотографию. Он отказался, а жаль. Как итог: три газетки в макулатуру и превышенный лимит разочарования за день. Я поплелся домой, и мужская солидарность все еще надеется на то, что парни люлей не отхватят. И все-таки негоже заниматься тем, что считаешь полной ерундой, особенно, когда дело касается религии.

Антон Турков для vMogileve.by

Нашли опечатку? Выделите фрагмент текста с опечаткой и нажмите Ctrl + Enter.